Подписаться через RSS Feed

Журавлев Александр Александрович

25.08.1943 — 27.12.2009
Художник-реставратор высшей категории, член Мирового Совета Янтаря, член Союза художников России, руководитель проекта восстановления Янтарной комнаты в Екатерининском дворце

Официальный сайт Мастерской им. А. А. Журавлева: www.amber-ltd.ru

Видео сюжеты о А.А. Журавлеве: www.rutube.ru

guravlevИстория возрождения целой художественной отрасли — янтарного дела — напрямую связана с именем Александра Александровича Журавлева . Янтарная комната в Царскосельском дворце, коллекции Эрмитажа и Оружейной палаты Московского кремля, музеи янтаря в разных городах и странах мира, уникальное собрание Янтарного Дома, русские православные храмы — вот неполный список мест, где находятся шедевры, восстановленные или созданные руками этого удивительного мастера.

Александр Журавлев всегда праздновал свой день рождения два раза в год — он родился 25 августа 1943 года, но в свидетельстве о рождении стоит дата 25 января. Ведь он появился на свет в партизанском отряде, действующем на территории Белоруссии и Польши, и для регистрации ребенка не было ни времени, ни места, ни возможности. Мама Александра, Ольга Павловна Раковская, была связной, а отец — Александр Васильевич Журавлёв, — бойцом противотанковой обороны. И первый год жизни мальчик провел в отряде, по-своему испытывая все тяготы военной походной жизни. Саша не успел пообщаться с отцом, который погиб вскоре после рождения ребенка, но память о нем пронес до конца своих дней.

«В 2001 году мы ездили в Польшу, — рассказывает Анастасия Журавлева, дочь художника, — туда, где мой дед принял последний бой. Отцу удалось найти в одной деревне пожилого поляка, который был в том же отряде, что и мой дед. Ветеран вспомнил и деда и даже рассказал обстоятельства его гибели». На задание по захвату немецкого офицера, отправлялась группа, в которую Журавлев старший не входил. Но, увидев, что один из бойцов группы насквозь промок и устал, Александр сам вызывался подменить его. Группа была обнаружена, и все бойцы погибли в неравном бою. Через несколько дней их тела нашли и похоронили. А после войны братская могила была перенесена, и на ней был установлен памятник с именами погибших. Среди них — и русские, и поляки, и белорусы.

Существует мнение, что настоящим художником не становятся — им рождаются. Любого можно научить рисовать, но умению чувствовать красоту этого мира научить невозможно. Оно заложено от природы, а все остальное — лишь шлифовка, доработка и выявление скрытого таланта. Так кусок янтаря, изначально бесформенный, покрытый шероховатой коркой камень в руках мастера начинает играть сотнями оттенков.
Сашины способности к рисованию проявились очень рано, еще в начальной школе, и однажды, когда перед приходом учителя он изобразил на доске дятла, получил от учительницы и всего класса прозвище — Художник. Затем было участие в оформлении школьных стенгазет, праздничных плакатов, и даже выполнение более серьезных работ. Например, он вылепил из глины голову Ленина, изготовил диораму, посвященную Великой Отечественной Войне для Красного уголка.

Судьба словно сама вела Александра Журавлева к янтарю, материалу, которому в дальнейшем он посвятил не одно десятилетие своей жизни, работа с которым требует помимо художественного видения и умения работать руками, множества технических навыков и знаний. После службы на Черноморском флоте и окончания Ленинградского Политехнического института, он начал работать в НИИЭФА им. Ефремова. Сначала простым инженером, потом перешел в отдел промышленной эстетики, который вскоре и возглавил. Тогда же он и поступил в Высшее Художественно-промышленное училище им. В.И. Мухиной на специальность «художник-конструктор». Ему удавалось сочетать невозможное: напряженную работу в институте: им было получено семь авторских свидетельств на промышленные образцы, учебу и ювелирное дело, которое его увлекло в то время.

В 1978 году Александра Журавлева пригласили на кафедру художественной обработки металла в ЛВПХУ им. Мухиной, но он успел лишь год поработать преподавателем — в Калининграде начали создавать музей янтаря и ему предложили принять участие в работе коллектива, который трудился над созданием экспозиции музея. Для экспозиции «Янтарь XVII — XVIII веков» членами коллектива были изготовлены копии изделий из коллекций Государственного Эрмитажа, Екатерининского и Павловского дворцов, Оружейной Палаты Московского Кремля. Мастера также воспроизвели четыре фрагмента Янтарной комнаты в масштабе 1:1. Это была «проба пера», предшествовавшая следующей грандиозной работе — воссозданию знаменитой Янтарной комнаты.

В годы Великой Отечественной войны интерьеры Янтарной комнаты Екатерининского дворца сначала были вывезены в Кенигсберг, а затем бесследно исчезли. В 1979 году Совет министров РСФСР постановил воссоздать утраченный интерьер янтарной комнаты, в 1981 году распоряжением того же Совета все работы поручались объединению «Реставратор», а руководителем этих работ был назначен Александр Журавлев.
«Все понимали грандиозность проекта, — пишет Александр Александрович в одной из статей, — заседания нашего Научно-Художественного совета проходили бурно, и взгляды на способы воссоздания Янтарной комнаты были порой абсолютно противоположны, поскольку на момент начала работ определенной концепции воссоздания еще не существовало; была лишь уверенность в реальности поставленной цели».
Одной из основных проблем, возникших при реставрации, явилось воссоздание цветовой палитры панелей. В распоряжении у реставраторов имелись только черно-белые фотографии Янтарной комнаты и всего лишь один цветной слайд. От польских и немецких коллег было известно, что мастера XVII века умели окрашивать янтарь, но секрет этого мастерства был утерян.

Поиски старинного секрета велись в разных направлениях — реставраторы перепробовали массу красителей, но янтарь не хотел менять цвет. Помогли архивные документы, и старинные бухгалтерские отчеты, датированные еще 1762 годом. В итоге совместной работы реставраторов и специалистов кафедры технологии органических красителей Ленинградского технологического института им. Ленсовета, был запатентован «способ окраски янтаря, достоинством которого является отсутствие вредного воздействия на поверхность камня и его долговечность».
Работы по реставрации Янтарной комнаты велись бы быстрее, если бы не постоянная нехватка финансирования и административные барьеры. Журавлеву приходилось обивать пороги бесчисленных кабинетов, чтобы доказывать чиновникам, что это необходимое дело. И, наконец, 31 мая 2003 года Янтарная комната снова открыла свои двери для посетителей.

«Большого мастера делает большая работа, такая, как Янтарная комната, но рано или поздно она кончается. — рассказывал Александр Журавлев журналистам альманаха «Русский меценат». – Я в свое время просил Анатолия Собчака, директоров питерских музеев — ну закажите нам что-нибудь, чтобы не повторилось то, что уже было в середине XVIII века. Тогда творцы исторической Янтарной комнаты обратились к королю Пруссии, умоляя, чтобы он «своей отеческой милостью» распорядился работать дальше на янтаре, иначе ремесло, которым занимались их отцы и деды, угаснет. И ведь угасло лет на 150, многие секреты были утеряны».

В 2007 году судьба свела Журавлева с петербургским бизнесменом Евгением Татузовым, который к этому времени уже собрал серьезную коллекцию янтарных произведений искусства. Он воплощал в жизнь идею художественной галереи, доход от деятельности которой шел бы на благотворительные нужды — помощь онкологическим больным детям.

Так появился «Янтарный Дом» и через некоторое время Александр Журавлев стал его художественным руководителем. «Наша встреча была предопределена, — рассказывает Евгений, — и мы уже знали друг о друге. Но приглашать такого большого мастера надо было имея за плечами не только желание, но и реальные достижения. Надо было показать, что у галереи самые серьезные намерения. Но мои волнения были напрасны — у нас с Александром Александровичем сразу установились доверительные дружеские отношения».

Галерея дала мастеру возможность реализовывать самые смелые проекты. Это и мозаичные портреты Императора Александра II, Иммануила Канта, Льва Толстого, Александра Пушкина, и, конечно, уникальное панно «Русь».
«Александр Александрович хотел, чтобы Россия прирастала новыми художественными ценностями, — говорит Евгений Татузов, — и мечтал создать грандиозную янтарную картину по национальным мотивам. И вот мечта мастера исполнилась».
Панно «Русь» является гордостью не только «Янтарного дома» но и города, и страны — это самая большая в мире мозаичная картина из янтаря. Предполагалось, что панно станет центральной частью триптиха, и мастер уже сделал его эскизы… Этот проект и еще несколько удивительных работ так и остались незаконченными.

«Александр Александрович был глубоко верующим человеком, — говорит Евгений. В конце прошлого года по его проекту специально для Казанского Собора нашими мастерами был создан напольный киот. Киот предназначен для иконы Святых Великомучеников Николая II и Цесаревича Алексея, и был передан в дар церкви и установлен в храме через два дня после его смерти. Его уход из жизни — это невосполнимая потеря не только для нас, но и для всего мирового искусства. И это не пафосные слова. Такого, что умел делать он, на данный момент не может повторить никто. Александр Журавлёв был светлым человеком, солнечным как янтарь, которому он посвятил свою жизнь».